«Бегущий по лезвию 2049»: жизнь как чудо

Москва. 6 октября. INTERFAX.RU — В прокат вышло продолжение культового фильма «Бегущий по лезвию» — снова с Харрисоном Фордом.

Лос-Анджелес, 2049 год. Охотник за искусственными людьми – репликантами, так называемый «бегущий по лезвию», офицер К (Райан Гослинг) живет с голограммой Джой (Ана де Армас) в тесной квартирке в грязном перенаселенном доме. В недавнем прошлом были экологическая катастрофа, восстание репликантов и блэкаут – отключение электричества, из-за которого оказались утрачены почти все данные об эпохе до него, после чего создавать искусственных людей запретили. Правда, К этого не помнит – он застал уже подъем корпорации Wallace под руководством собственно Уоллеса (в исполнении Джареда Лето), которая опять начала производство репликантов, но уже нового поколения — преданных и не способных на ослушание. Задача К состоит в том, чтобы находить и «списывать» оставшихся участников восстания. Однажды его отправляют на новое задание – как окажется, связанное с бывшим «бегущим по лезвию» Риком Декардом (Форд).

С выхода оригинального Bladerunner, снятого Ридли Скоттом (и потом несколько раз им переработанного), прошло аж 35 лет — так много, что почти наступил год, который был в фильме (дело там происходило в 2019 году). Страшно подумать, под каким давлением находился канадский режиссер Дени Вильнев, которому доверили снимать продолжение фильма, получившего статус культового, ставшего родоначальником киберпанка и создавшего одну из самых узнаваемых – и мрачных – картин будущего. В том, чтобы Вильнев в «Бегущем по лезвию 2049» передал атмосферу и развил идеи оригинала, ему помогали собственно Скотт, выступивший в роли продюсера, и сценарист Хэмптон Фанчер, работавший над первым фильмом. Создатели картины бдительно следили, чтобы сюжет продолжения сохранялся в секрете (правда, незадолго до премьеры на правах тизеров были выпущены три короткометражки, в которых подробнее рассказывается о том, что произошло за 30 лет, разделяющие события двух фильмов).

Bladerunner 2049 Вильнева, как и фильм 1982 года, — если и боевик, то очень условный (этот фокус – показать зрителям, пришедшим на блокбастер, чуть ли не артхаус, режиссер уже проделал с «Прибытием»). Да, в новом «Бегущем по лезвию» дерутся, но не то чтобы очень часто и как бы с неохотой (в одной сцене персонаж Гослинга говорит своему противнику что-то в духе «Пожалуйста, не сопротивляйтесь, я бы предпочел, чтобы все прошло мирно»). Экшн из главной составляющей фильма такого масштаба становится второстепенной, монтаж со сменой плана раз в две секунды забыт, за каждой дракой следует неторопливый разговор, действие развивается безо всякой спешки.

В «Бегущем по лезвию 2049» в итоге оказалась куча пустого пространства или, говоря типографским языком, «воздуха» между действиями. Едва ли не половину фильма занимают эти пустоты, разреженные пространства, когда в кадре почти ничего нет: долгие планы с падающим снегом, съемки свалки, пустыни или футуристического Лос-Анджелеса. Фильм запредельной продолжительностью 2:40 (при этом Вильнев снимает так, будто у него в запасе еще часов 7 экранного времени, из-за чего пару раз становилось натурально страшно), неуловимо напоминает «Солярис» Андрея Тарковского. Сходство не только визуальное (а это заслуженное почетное сравнение, Bladerunner 2049 — очень красивое кино), дословно совпадают несколько фраз.

Второе напрашивающееся сравнение – с экологической антиутопией «Сойлент грин», которой фильм Вильнева с его едой из пакетика, отмирающей землей и перенаселением открыто шлет привет. Но сходство между этими картинами, если приглядеться, оказывается гораздо более значительным.

Кадр из фильма «Бегущий по лезвию 2049»

Фото: WDSSPR

Первый Bladerunner был про ценность настоящего, второй – про ценность натурального или, иначе говоря, природного, различие, казалось бы, едва заметное, но принципиальное. При очевидном сюжетном параллелизме Bladerunner 2049 с первой частью (здесь остроумным образом перевернута главная интрига) замысел не работает. Репликанты своим протестом с обратной стороны подтверждают разделение на касты, установленное людьми. Фильм в результате оказывается не про то, что отличает людей от роботов, его ключевая идея — хотя она и замышлялась, вероятно, как библейская — звучит в духе движения пролайф: жизнь в биологическом смысле – это чудо, а способность репродуцировать себя – дар.

В фильме Вильнева – красивом, неспешном, великолепно визуально выполненном – в результате за полными достоинства паузами не найти смысла. А с другой стороны и зачем он, если можно вечно смотреть на то, как снег падает на героя Райана Гослинга. Сходить на Bladerunner 2049 стоит хотя бы ради того, чтобы сделать ему подарок: 6 октября у бегущего по лезвию К день рождения.

Источник

No tags for this post.

Нет комментариев

    Оставить отзыв

    двадцать + 3 =

    %d такие блоггеры, как: