Экспорт боевиков: какие страны пополняют ряды ИГ

Россия — лидер по числу граждан, примкнувших к ИГ, утверждается в докладе американской Soufan Group. Но точных данных ни у кого нет, а Soufan объединяет оценки из разных источников, сделанные в разное время, говорят эксперты

Фото: Hadi Mizban / AP

Россию назвали лидером

Американская консалтинговая компания Soufan Group совместно с международным экспертным сообществом The Global Strategy Network опубликовала новый доклад о количестве иностранных бойцов в рядах «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в России).

Согласно приведенным в материале данным, Россия занимает первое место по числу граждан, примкнувшим к ИГ в Сирии и Ираке, — всего 3417 человек. На втором месте — Саудовская Аравия (3244 человека), третью строчку занимает Иордания (3 тыс. граждан примкнули к ИГ). На четвертом месте Тунис (2926 человек), на пятом — Франция, «поставившая» в ИГ 1910 бойцов. Всего, по данным Soufan Group, в Сирию и Ирак для участия в деятельности ИГ до и после провозглашения халифата (2014 год) въехало около 40 тыс. человек из 110 стран мира.

Причиной публикации доклада Soufan Group называет обеспокоенность тем, куда денется вся эта масса боевиков, после того как ИГ будет окончательно разгромлена. «Уже по крайней мере 5600 граждан 33 стран возвратились домой, и это представляет огромную проблему для правоохранительных органов и уровня террористической опасности», — говорится в докладе. Так, по данным Soufan Group, в Россию вернулись 400 воевавших за ИГ боевиков, в Саудовскую Аравию — 760, в Иорданию — 250, в Тунис — 800, во Францию — 271.

Однако, как указывают составители доклада, приведенные в документе цифры являются «приблизительными данными», взятыми из «открытых источников». Среди использованных авторами материала источников — заявления официальных лиц, сообщения в СМИ, официальные данные государственных ведомств стран и международных организаций, а также собственные источники авторов в госструктурах разных стран. Кроме того, данные по странам показаны по состоянию на разные моменты времени — от января 2015 года (Туркменистан) до октября 2017 года (Италия).

Так, данные по России указаны по состоянию на март 2016 года. Авторы доклада ссылаются на заявление заместителя начальника главного управления по противодействию экстремизму МВД России Владимира Макарова, сделанное во время его выступления в Совете Федерации 17 марта 2016 года. Тогда Макаров сообщил о 3417 россиянах, выехавших из страны «для участия в боевых действиях на территории активности ИГ, то есть в Ирак, Сирию и другие страны Ближнего Востока». Однако в примечаниях авторы указывают, что, согласно «неофициальным оценкам» неназванных «источников в службе безопасности», число примкнувших к ИГ россиян превышает 5 тыс. человек по состоянию на июль 2017 года.

Данные по гражданам Саудовской Аравии основываются на информации от неназванного источника в МВД королевства от ноября 2016 года. Цифры по тунисцам в ИГ озвучил президент Туниса Беджи Каид Эс-Себси во время своего новогоднего выступления в декабре 2016 года. В число 2926 тунисцев, примкнувших к ИГ, входят также боевики, сражающиеся в Ливии и других ближневосточных странах.

Кто автор

Главным автором доклада под названием «За пределами халифата: иностранные бойцы и угроза их возвращения» является Ричард Барретт — экс-директор по глобальным контртеррористическим операциям службы внешней разведки Великобритании, а также бывший координатор группы ООН по мониторингу «Аль-Каиды» (террористическая организация, запрещена в России) и движения «Талибан» (запрещенная в России организация), пишет The New Yorker. Он же основал The Global Strategy Network в 2016 году в Лондоне.

Soufan Group была основана в 2005 году бывшим агентом ФБР ливанского происхождения Али Суфаном. Журнал The New Yorker назвал Суфана агентом, который ближе прочих подошел к тому, чтобы разоблачить заговор по организации террористических атак 11 сентября 2001 года.

Данные под вопросом

​Все попытки оценить численность ИГ чаще всего являются элементом давления и лоббизма, который часто используют политики не для информирования граждан, а для достижения политического эффекта, повышения внимания к теме, считает руководитель отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития Антон Мардасов. По оценкам Института инновационного развития, с 2014 года из России и других стран СНГ в Сирию и Ирак уехали воевать более 10 тыс. человек. Однако понять, за какую именно группировку они воюют сейчас, невозможно, так как боевики часто переходят из одной организации в другую. «Кроме того, сложно выделить из этих 10 тыс. человек россиян. Допустим, граждане Узбекистана, уехавшие воевать в Сирию, были завербованы преимущественно в России и уезжали в Сирию из России, но при этом не являлись ее гражданами», — пояснил эксперт.

Фото: Zuma / Global Look Press

Действительно, разные источники дают кардинально разные оценки российского «участия» в ИГ. В октябре 2015 года президент Путин говорил, что на стороне ИГ воюют от 5 тыс. до 7 тыс. выходцев из России и других стран СНГ. Месяц спустя посол Сирии в России Риад Хаддад сообщил, что количество воюющих в Сирии из России и других стран СНГ составляет около 10 тыс. человек.

В октябре 2016 года замминистра обороны Анатолий Антонов доложил, что в Сирии были уничтожены около 35 тыс. террористов из «Джабхат ан-Нусра» (террористическая организация, запрещена в России) и ИГ. Из них более 2700 боевиков были выходцами из России и стран СНГ, подчеркнул Антонов.​​

По оценкам Мардасова, из указанных 10 тыс. бойцов в страны СНГ вернулись не сотни, а десятки человек. Радикалам почти невозможно пересечь границы на пути домой, так как они хорошо контролируются спецслужбами, отметил Мардасов. «Тех, кому все же удалось вернуться, как правило, задерживают. Потом им либо предъявляют срок по статье «Терроризм», либо возможно отпускают с целью работы на спецслужбы», — подытожил эксперт.

Число иностранных наемников, вернувшихся в Россию, составляет максимум несколько десятков человек. «Это не сотни и не тысячи. Это единицы и разрозненные группы. Более того, периодически возникающие стычки бывших боевиков с полицией скорее напоминают криминальные выпады», — рассказал РБК президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров. Российские границы охраняются достаточно хорошо, но есть два наиболее уязвимых участка: граница с Украиной и со среднеазиатскими республиками, говорит Гончаров.

Если же бывший боевик ИГ был задержан при переходе российской границы, минимальное наказание, которое он может получить как наемник, — пять лет тюрьмы, говорит Гончаров.

По ст. 359 Уголовного кодекса России (наемничество) с 2011 года было всего шесть приговоров: два — в 2016 году и четыре — в 2015-м (по данным судебного департамента при Верховном суде России). С 2011 года растет число приговоров по преступлениям, предусмотренным ч. 2 ст. 208 (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем). В 2011 году по ней было осуждено 133 человека, в 2016-м — 245 человек.

Также существует статья 205.5 УК РФ (организация деятельности террористической организации и участие в ней). Согласно ей, за участие в деятельности террористической организации предусмотрено наказание сроком от 10 до 20 лет лишения свободы.

Источник

Нет комментариев

    Оставить отзыв

    3 × два =

    %d такие блоггеры, как: