Из Сирии с любовью. Как русские саперы научили сирийцев слову «спасибо»

В Россию вернулся отряд саперов Международного противоминного центра (МПЦ) Вооруженных сил РФ, который разминировал Пальмиру, Алеппо и Дейр-эз-Зор. Корреспондент АиФ.ru встречал солдат в Нахабино.

Сапер Международного противоминного центра ВС РФ разминирует территории в Алеппо. © /

Министерство обороны РФ

/ РИА Новости

Военно-транспортный самолет приземлился в аэропорту Чкаловский, доставив домой 170 человек саперного подразделения, которое в течение трех последних месяцев разминировало сирийский Дейр-эз-Зор. Спустя несколько часов солдаты батальона прибыли в штаб-квартиру Международного противоминного центра в подмосковном Нахабине, где им уже готовили торжественную встречу.

Саперы, кажется, не до конца осознают, что они снова дома. Всего сутки прошли с того момента, как Верховный главнокомандующий Владимир Путин на авиабазе Хмеймим отдал приказ о выводе российских солдат из Сирии. «Я удивлен, что смогли вернуться до Нового года, — говоритАиФ.ru Алексей, один из саперов, вернувшихся из Сирии. — Думал, отмечать праздники придется в Сирии. Я прошлый Новый год встречал в Алеппо».

Два года военной операции России в Сирии. Инфографика

Таких, как Алексей, для которого это не первая командировка на Ближний Восток, в отряде много. Специалисты противоминного центра слетали с начала Сирийской кампании уже в четыре командировки — дважды в Пальмиру, в Алеппо и в Дейр-эз-Зор. Военными инженерами было разминировано свыше 1,2 тысяч гектар территории, около 250 км дорог, более 44 тысяч взрывоопасных предметов. И всё это — без потерь в составе.

«За год, что отряд в общей сложности за четыре заезда провел в Сирии, мы отделались легкими ссадинами и царапинами», — рассказывает АиФ.ru участник гуманитарной операции по разминированию Алеппо Дмитрий, один из офицеров центра.

Три основных места работы подразделения — Алеппо, Пальмира и Дейр-Эз-Зор — сильно отличались друг от друга по условиям работы. Алеппо — практически разрушенный до основания город, руины, «почти Сталинград», как говорит Дмитрий. Он был под завязку набит взрывоопасными материалами, останками снарядов, минами и самодельными взрывными устройствами.

«Какого только оружия мы там не видели — американское, китайское, немецкое, болгарское, из Израиля и Турции. Это было настоящая выставка вооружений со всего мира», — вспоминает офицер.

Пальмира оказалась не так плотно забита взрывоопасными устройствами, зато там были гораздо более тяжелые климатические условия. Вокруг — пустыня. Днем — палящее солнце, ночью — минусовой холод. А в Дейр-эз-Зоре, еще одном крупном городе, где работали саперы, во время операции по разминированию и вовсе шли бои. Сначала сирийские войска зачищали территорию, а потом за дело брались солдаты саперного отряда.


Итоги российской военной операции в Сирии — в цифрах и фактах

Подробнее

За время кампании саперы сдружились с сирийскими войсками, которые часто прикрывали российских товарищей по оружию во время операций по разминированию. «Общались языком жестов или на ломанном английском, но проблем с взаимопониманием вообще не возникало. Всёсхватывали на лету», — вспоминает Дмитрий.

Память у сирийских военных о наших саперах осталась хорошая. Международный противоминный центр открыл в Сирии несколько своих филиалов, где за год прошли обучение 740 местных военнослужащих. Это, по словам заместителя начальника Инженерных войск генерал-майора Константина Смешко, один из важнейших итогов операции, наряду с большой проделанной работой по разминированию городов и отсутствием потерь.

Начальник Академии Генштаба: опыт Сирии уже используем в преподавании

Подружиться саперам удалось и с мирными жителями.

«Мы работали с ними в связке. Они нам иногда подсказывали, где заминировано, мы шли, проверяли», — рассказывает Дмитрий.

«Отношение с населением было хорошее», — говорит другой сапер, кинолог Рафаэль. «В нашем районе все местные выучили русское слово «спасибо» и кричали его нам».

У ног Рафаэля терпеливо сидит немецкая овчарка по кличке Заря. По словам сапера, она не раз спасала ему жизнь в Сирии. «Идем по развалинам, и она вдруг ложится. Это значит, рядом взрывоопасное устройство. Проверяем — действительно мина. И так много раз подряд». Как признается Рафаэль, за собак в отряде переживают так же, как за людей. «Они ради нас жизнью рискуют, идут всегда впереди».

Скоро Рафаэля и Зарю ждет заслуженный отпуск — на две недели они вместе отправятся домой, отмечать Новый год вместе семьей. Своих близких Рафаэль еще не видел — они, как и родные многих других саперов живут вовсе не в Нахабино, где располагается штаб-квартира МПЦ, а на другом конце России.

Впрочем, на встречу к бойцам все равно приехало много родственников, жен и детей с детьми. Видно, как им всем хочется побыстрее пропустить официальную часть встречи, с парадным маршем, речами командиров и награждением и, наконец, обняться с родными.

Кампания выиграна, война продолжается. Что ждет Сирию после победы ВКС РФ?

«Как же вас отпустили-то на войну?», — спрашиваю у бойцов, видя такое нетерпение. «Я, если честно, своим вообще не сказал, что в Сирию еду. Они думают, что я на учениях», — смеется один из солдат. Судя по улыбкам товарищей, он тут не один такой. Имя свое сапер предусмотрительно не называет.

«Силком нас никто не тащил», — говорит Дмитрий. — Поэтому наши семьи хорошо понимали, что это личное решение каждого из нас. Конечно, было непросто объяснить, зачем мы едем. Но я так считаю: уж лучше мы террористов там, в Сирии, остановим, чем здесь с ними воевать будем».

«Мы гордимся вами, ребята. Молодцы, что все целы», — обращается к саперам губернатор Московской области Андрей Воробьев. Эту же мысль на разные лады повторяют и офицеры из генерального штаба, и командиры части, и ребята из «Юнармии», которые тоже приехали встречать солдат. Хорошо бы все войны также заканчивались — без единой потери.

Источник

Нет комментариев

    Оставить отзыв

    5 + восемнадцать =

    %d такие блоггеры, как: