Сирийские военные кричат „Россия, вперед!» и убегают

 

Пропаганда, разумеется, стремится минимизировать эти проблемы, и это объясняет расхождения между военными репортажами западной прессы (превратившей в отдельный литературный жанр истории о недоверии между американскими и европейскими войсками с одной стороны и местными солдатами из Ирака и Афганистана с другой) и всегда оптимистичными сирийскими и российскими СМИ.

Однако просачиваются и очень важные свидетельства. Например, когда в 2016 году российский полковник в отставке Михаил Ходаренок написал на очень известном российском ресурсе Газета.ру, что «проще всего в Сирии было бы распустить армию и попытаться создать ее с нуля», а «главные силы сражений состоят из сирийских ополченцев и иностранных добровольцев», редакция связалась с полковником действующей армии, который мог говорить исключительно анонимно, и тот подтвердил: «В действительности все так, как написано, — только хуже».

В связи с этим интересен и ряд интервью, которые не так давно взяло радио «Свобода» у командиров группы «Вагнер», подразделения, сформированного из российских контрактников, сражающихся в Сирии, но официально не признанных российскими властями. Однако их связь с московской кампанией в Сирии уже подтвердило агентство «Рейтер», которое на прошлой неделе сделало сенсационный репортаж, выяснив, что бойцы «Вагнера» прибывают в Сирию с российских военных баз.
В группе «Вагнер», по данным разных источников, насчитывается от 2 до 4 тысяч человек, ее ресурсы применялись в некоторых областях Сирии, где шли наиболее жестокие бои с «Исламским государством» (организация признана террористической и запрещена в России — прим. ред.), от Пальмиры до Дейр Эз-Зора. И командиры рассказывают о партнерах своими словами.

«Сирийцы не умеют сражаться. Я много раз это наблюдал. При малейшем шуме они сдают свои позиции и сбегают. Кричат нам „Вперед, Россия, вперед!» „Куда вы, говорю им, чтоб вас черти разорвали, держим позиции!» Но нет же. К примеру, мы идем в наступление и берем высоту, оставляем ее вечером сирийцам, наутро их уже нет. А „Исламское государство» снова заняло высоту. И нам приходится снова ее захватывать. Это совершенно невероятная страна, дебилизм здесь зашкаливает».
Одна из главных проблем сирийской армии состоит в нехватке людей к восьмому году гражданской войны, вызвавшей потери, дезертирство и бегство за границу. «Я спрашивал у одного переводчика: почему твои парни не сражаются? Он сказал, что многих убили и нужно, чтобы кто-то выжил и встречался с девушками, чтобы на свет появились дети».
Эти свидетельства — недостающая часть рассказов о войне, в которой добровольно участвует российское командование. В феврале, когда боевики Асада и контрактники «Вагнера» атаковали нефтяную скважину, находившуюся под контролем курдов, и попали под бомбардировку американских самолетов, в результате которой были сотни жертв, Москва в течение двух недель отказывалась комментировать это событие и опубликовала данные с заниженным количеством погибших. Впрочем, как Америка узнала на собственном опыте, вмешательство на Ближнем Востоке всегда может оказаться намного сложнее, чем кажется на первый взгляд.
В случае России следует добавить также, что 1 мая было объявлено о внезапном сокращении военного бюджета на 20% вследствие слабой экономики и санкций. Военный бюджет России сокращается впервые с 1998 года.

Источник

Нет комментариев

    Оставить отзыв