В Пушкинском музее сгорело самое ценное

Пожар, который произошел 3 ноября в Музее личных коллекций ГМИИ им. Пушкина (Волхонка, 10), повредил здание музея в непосредственной близости от отдела учета. Этот отдел собирает, актуализирует и хранит всю информацию о коллекциях музея и по сути является “мозгом” одного из крупнейших в Москве музейных “конгломератов”. Сейчас сотрудники отдела занимаются спасением документации; по сути, только от них зависит, уцелеет ли Пушкинский музей как целостная научная структура.


фото: Кирилл Искольдский

О возгорании по адресу Волхонка, 10 пожарные узнали в середине дня 3 ноября. Площадь пожара, который тушили 15 расчетов МЧС, составила всего 40 квадратных метров, но чтобы полностью уничтожить огонь, распространявшийся в тлевших перекрытиях, пришлось потратить несколько часов.

Во время пожара, как рассказали “МК” сотрудники ГМИИ, из здания Музея личных коллекций эвакуировали всего около 30 человек – это хранители, научные сотрудники и “личный состав” отдела учета. Посетителей в этом здании сейчас не бывает – в связи с ремонтом и реконструкцией сразу нескольких зданий музейного городка площадку на Волхонке, 10 временно превратили, по сути, в общемузейное хранилище. Если бы во время пожара там были посетители, все могло бы быть куда страшнее. Но и сейчас ущерб для музея может быть весьма значительным, считают сотрудники.

Учет и контроль

— Этот отдел — “мозг” всего ГМИИ, без преувеличения, — рассказывает “МК” научный сотрудник музея. — В нем хранятся все сведения о коллекции, эталонные инвентарные книги, где все сведено воедино как следует. Это все без исключения документы о хранении. Именно сотрудники отдела учета проводят проверки и инвентаризации всех фондов и хранилищ, приводят в порядок описи запасников.

Сейчас отдел учета – одна из самых молодых (в смысле возраста сотрудников) и сильных структур в Пушкинском музее, отмечает собеседник “МК”. Поэтому шансы на спасение документации отдела достаточно велики. Но если случилось самое страшное, и документы погибли – последствия для музея будут ужасающими. Лишенный структурной описи хранения, ГМИИ фактически распадется на отдельные коллекции, о которых знать всё будут только их непосредственные хранители.

Последствия пожара усугубляются тем, что как раз над отделом учета пожарными была сорвана крыша, чтобы “пролить” перекрытия, сообщил “МК” еще один сотрудник музея, находившийся 3 ноября на месте события. Оценить ущерб пока не представляется возможным.

Может повториться

Помимо угрозы документации отдела учета, пожар в ГМИИ 3 ноября – это предупреждение о плачевном состоянии всего комплекса зданий, считает собеседник “МК” из числа сотрудников музея. В эпоху директорства Ирины Антоновой, по его словам, у музея были крайне амбициозные планы расширения, а вот ремонту и реконструкции инженерных сетей и существующих зданий уделяли мало внимания. В результате в наши дни, несмотря на самоотверженную работу инженерной службы, периодически случаются скандальные происшествия – например, протечки водопровода, грозящие повредить экспонаты и фонды. Но, как все имели повод убедиться 3 ноября, протечки – еще не самое страшное, что может произойти в зданиях музея.

— Сейчас музей в смысле состояния своих инженерных коммуникаций находится в низшей точке своей истории, — резюмирует сотрудник ГМИИ. — Нам остается только молиться, чтобы скорее были завершены строительные проекты и настала бы очередь ремонта изношенных основных зданий.

Отметим, что сейчас одновременно ведется строительство депозитария ГМИИ, реконструкция дома 8 по Малому Знаменскому переулку и бывшего Института философии РАН (Волхонка, 16). После реконструкции оба упомянутых старинных здания будут открыты для посетителей. Только после этого – ориентировочно в 2020 году, по планам администрации музея – планируется приступить к работам в главном здании музея, открытом в 1912 году.

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Источник

Нет комментариев

    Оставить отзыв

    три + 8 =

    %d такие блоггеры, как: